«Его недостаток – это отсутствие недостатков»

Tlum.Ru побеседовал с Вадимом Волей, создателем Аркадия Паровозова

Есть такая почетная профессия — детей спасать и быть супергероем. Здесь Аркадию Паровозову нет равных. А есть другая важная миссия — писать книги для детей, придумывать интересные сюжеты и полезные сценарии. Этим и многим другим занимается Вадим Воля, который Аркадия Паровозова придумал и все тексты про него написал.

В продажу недавно поступила первая книга о приключениях нашего супергероя-спасателя: «Правильные правила Аркадия Паровозова». Мы встретились с автором и поговорили о личности Аркадия, его слабостях, будущих планах, хорошей анимации и многом другом.

 

- Расскажите немного о книге «Правильные правила». Как пришла идея выпустить часть серий в литературном виде?

Идея пришла следующим образом: я в принципе много чем занимаюсь - и анимацией, и литературной деятельностью, и сценариями, и рисованием. У меня уже есть целый ряд книг, ориентированных на детскую и подростковую аудиторию, поэтому для меня это было делом совершенно логичным.

Поэтому, когда четыре года назад я создавал сценарии и писал тексты для Аркадия Паровозова, для меня уже тогда была очень важна эта литературная компонента, мне виделось литературное продолжение у этих текстов. Поэтому уже тогда я писал развернутые версии. Была версия прокатная, которая вошла непосредственно в мультипликационный сериал, но поскольку он предполагает видеоряд, многие вещи там понятны по картинке. А я тем не менее какие-то мотивации, какие-то нюансы описывал еще и в тексте.

- Да, мы сравнили – в опубликованных стихах есть 2-3 четверостишия из середины, которые не вошли в анимационные версии.

Да, это они и есть. Они всегда были запланированы: там иногда есть любопытные моменты, иногда просто детали и нюансы. Но когда они писались, у нас был уже конкретный хронометраж серии, в который нужно было уместиться. Поскольку текст идет ритмической прозой, или белым стихом, количество куплетов более-менее известно. Там есть колебания туда-сюда на один куплет, не больше. Но в целом их заведомо больше, потому что предполагалось, что эта книжка случится. И она случилась.

- Кстати, про белый стих. Почему вы выбрали именно такую форму?

Вы знаете, я выслушал такое количество возмутительных слов по поводу отсутствия рифмы! Откровенно говоря, я даже не ожидал, что у нас среди зрителей такое огромное количество почитателей поэзии. Что само по себе очень радует. И, конечно, никогда ничего подобного не услышишь от детей, потому что дети воспринимают с удовольствием. Мало того, я старательно избегаю случайных рифм! Если у меня строчка требует какой-то рифмовки, я от нее ухожу максимально далеко. По моему ощущению, при данной задаче такая форма работает очень убедительно. Дети ее с огромным удовольствием заучивают именно потому, что там нет рифм. С другой стороны, взрослым читателям я отвечаю так: это не стихи, в которых нет рифмы, а это проза, в которой есть размер.

— Здорово! Размер и ритм, наверное. Потому что читать вслух гораздо удобнее. Мы с моей 7-летней дочкой сначала начинали читать книжку именно как книжку, а потом вслух, и это совсем по-другому зазвучало, гораздо удачнее.

Да, абсолютно. Естественно, я очень рассчитывал на воссоединение родителей и детей и совместное чтение вслух.

 — У вас в текстах случаются такие шкодные слова, как «несвечка», или «простирнул» — они тоже попали в книгу. Вы не боитесь борцов за исключительную стерильность детской литературы? Чтобы все было очень правильно?

Дело в том, что для меня эти тексты — это достаточно стильная вещь. Для меня в ней очень явно присутствует авторское начало. Лексика, которой я пишу «Аркадия Паровозова» — это не единственный стиль, в котором я работаю, существую, говорю, и так далее. Мне казалось, что эта литература допускает некие игры с языком. Читатели, у которых достаточно тонкий слух, считают в этом какой-то дополнительный юморок.

— Ирония чувствуется! Особенно в таких фразах, как «углубились в лес и в процесс» — юмор ощущается для взрослого читателя.

Да, потому что лес источник кислорода и грибов. Это присутствует — я считаю, что для родителей тоже должна быть определенная радость.


— У вас 30 сентября и 4 октября презентация книги. Чего ждать гостям, и прилетит ли сам Аркадий?

Книга — это одна сторона проекта «Аркадий Паровозов». Точнее вторая, после мультфильма. А есть еще очень важная для нас третья сторона — это театрализованное шоу «День рождения Аркадия Паровозова». И поэтому мы с огромным удовольствием хотим пригласить наших поклонников на театрализованное шоу, которое будет в октябре и в ноябре в Москве и других городах.

КУПИТЬ БИЛЕТ НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ АРКАДИЯ ПАРОВОЗОВА

На презентации мы представим не то чтобы фрагмент, но некий театрализованный пробник этого шоу. Там будет наш замечательный актер, который играет Аркадия Паровозова, в костюме и соответственно в образе. И я думаю, что это многих порадует, потому что желание встретиться с настоящим Аркадием Паровозовым у наших зрителей достаточно велико.

— Будут ли новые книжки? И если да, когда они выйдут?

Конечно, будут. Потому что историй много, благодаря мультфильму они все проиллюстрированы, и вторую книгу издательство «Росмэн» должно выпустить до конца октября. Она будет называться «Нужные советы Аркадия Паровозова».

— Там будут следующие несколько серий сериала?

Да. Мы решили, что ту хронологическую последовательность сохранить и здесь. И сколько таких книжек будет сказать пока даже трудно, но вот я думаю, что все-таки точно три. А верю, что и еще больше.

— Моей дочке книжка понравилась даже больше, чем мультфильм. Она сказала, что ей в мультике не очень нравится, что видно веревочки.

Веревочки — это совершенно сознательное использование театральной фактуры. Для того, чтобы у зрителей (в том числе достаточно маленьких), было понимание, что все это происходит не по-настоящему. Грубо говоря, ни одного Саши и ни одной Маши в процессе съемки мультфильма не пострадало. Это очень важный момент для того, чтобы поберечь детскую психику. Потому что при таком подходе мы можем достаточно радикально показывать последствия тех или иных жизненных коллизий. Которые в более реалистичной манере, наверное, были бы непозволительны.

— Вообще Саша и Маша — это такой собирательный образ. Очень сложно себе представить таких опасных и странных детей, которые попадают во всевозможные передряги. А почему это не разные дети?

В самую точку смотрите. Ситуаций таких на сегодняшний день 140. 140 серий, когда Саша и Маша попадали в ситуацию, в общем, близкую к летальному исходу. Конечно, для всякого нормального ребенка это многовато. Хотя каждый родитель и каждый ребенок может «похвастаться», что в жизни его бывали подобные случаи, и неоднократно. Но 140 раз это, разумеется, перебор. Конечно, это мультфильм. Конечно, Саша и Маша это выдуманные персонажи, они утрированные. В нашем театральном исполнении мальчики и девочки меняются. В мультфильме — нет. Потому что это требование телевидения как такового. Существует понятие формата, это достаточно скучные вещи, но речь идет о том, чтобы просто зрителя приучать к персонажу.

— Ждать ли новых серий? Что в них будет? Вы вроде уже очень много ситуаций раскрыли, что-то еще осталось?

По большому счету в этом формате мы не то что себя исчерпали — вопрос стоял по-другому. Сериал «Аркадий Паровозов спешит на помощь» мы рассматривали изначально с очень важной социальной компоненты. Образовательная сторона для нас всегда играла большую роль, нам было очень важно обучить детей правилам безопасности. Эту работу мы, по нашему мнению, выполнили. И сейчас переходим в новый формат, ведь нам категорически не хочется расставаться с нашими героями. Этот формат будет называться «Аркадий Паровозов и школа спасателей». И это будет уже немножко другой, более комиксовый мультфильм, где у Аркадия появится противник — некто завистливый Стопкран.

Этот персонаж будет оспаривать супергеройскую позицию Аркадия Паровозова. Он будет пытаться безуспешно доказать, что Аркадий не настоящий герой, а вот он-то — настоящий. Но дело в том, что Паровозов знает и применяет правильные правила. А вот профессор-недоучка Стопкран пренебрегает даже элементарными правилами. Что в итоге приводит к очень печальным для него последствиям.

­ - Это тоже будет сериал?

Да, совершенно верно. Но серии станут в 2,5 раза длиннее — это будут пятиминутные эпизоды. Там уже нет веревочек, поэтому вашей дочке смотреть будет приятнее. И анимация будет более привычная. И сюжет менее формализован, это не просто констатация правил, но еще и какие-то дополнительные истории.

­ - Здорово! А с таким подходом нет ли мыслей о полнометражном мультике?

Мысли есть. Но пока только мысли.

— Насчет самого Аркадия Паровозова. Он — супергерой и космонавт. Но это все, что мы о нем знаем. У него есть какие-нибудь слабые места или склонности? В новом материале про него что-то раскроется?

Дело в том, что мы к Аркадию Паровозову относимся с большой любовью, но, безусловно, не без иронии. Потому что его недостаток — это отсутствие недостатков. В нашем представлении это персонаж, который является образцом для подражания всякого ребенка и всякого взрослого. Но при этом можно немножко пошутить на тему его излишней прямолинейности, отсутствия какой-то самоиронии и недостатка чувства юмора. Но для спасателя это необязательно, мне кажется.

— Почему именно Паровозов? Потому что хорошо звучит? Или что-то личное?

Мы всегда отвечаем на этот вопрос «потому что у него папа был тоже по фамилии Паровозов». А если говорить серьезно, то очень хотелось создать некий парадокс. Мы хотели взять схему комиксового супергероя, достаточно традиционную для американских комиксов, и поместить все это в наш российский антураж.

Поэтому во внешнем облике в нем есть очень много нашего отечественного, и очень много зарубежного. Это касается и имени. В Америке супергероев зовут Железный человек, Человек-паук или еще как-то. У нашего же героя (как у самого нормального человека) должны быть имя и фамилия. И нам хотелось, чтобы эти имя и фамилия были достаточно звучными, и в общем демонстрирующими некую нелепость.

Как мне кажется, фонетически Аркадий Паровозов — это очень мощное соединение звуков. И еще когда Аркадий был совершенно незнаком нашим зрителям, и меня спрашивали, чем я занимаюсь, я отвечал, что делаю мультфильмы «про Аррркадия Паровозова». И все так замирали на секунду, и всегда переспрашивали: про кого? И если имя и фамилия были бы более проходными, едва ли они бы так отреагировали. Но в данном случае я хотел достичь определенного такого эффекта. Я хотел, чтобы это было звучно и запоминаемо.

— Будут ли у вас новые детские (и не детские) проекты?

Они есть перманентно. Поскольку я являюсь креативным директором студии «Паровоз», все анимационные сериалы, которые там производятся, имеют некоторое отношение и ко мне.

­- Значит, «Кошка Бяка», или «Наизнанку» — новые проекты в разработке — вы в них тоже принимаете участие?

В каком-то виде. Но если говорить непосредственно о моих проектах, то «Бумажки» — это в большей степени мой проект. В «Ми-ми-мишках» соучаствовали с Женей Головиным. «Лео и Тиг» — проект, в котором я являюсь соавтором сценария. В анимационном сериале «Сказочный патруль» я автор идеи.

НАШЕ ИНТЕРЕСНОЕ ИНТЕРВЬЮ С СОЗДАТЕЛЯМИ СТУДИИ «ПАРОВОЗ»

­ - В Википедии написано, что вы перевели на русский книгу «Трагические игрушки Тима Бертона». Но мы ее нигде не нашли.

Эта книжка действительно есть, существует в переводе. Только не «Трагические игрушки», а «Меланхолическая смерть мальчика-устрицы и другие истории» (The Melancholy Death of Oyster Boy and Other Stories). Мы разруливали вопросы с авторскими правами, и я надеюсь, что в очень скором времени она выйдет. Это достаточно экстремальная литература, стилизация под детский стих. Но с очень тонким чувством юмора Тима Бертона. По мере сил я достаточно адекватно перенес это на русский язык. Как мне кажется, я эти тексты достаточно хорошо понял. Ну и что еще может порадовать неких потенциальных читателей — то, что там рифма присутствует.

Но не следует сходу ее озвучивать детям, сначала нужно ознакомиться самостоятельно. К этому тексту надо подходить аккуратно и дозированно.

— На какую аудиторию будет рассчитана книга?

У нас есть традиция (у нас у всех — у человечества) формализовывать свою аудиторию, загонять ее в некие возрастные рамки. Я понимаю, что так легче продавать товары. Но дело в том, что аудитория внутри этих возрастных рамок очень сильно разнится. Потому что есть такая вещь как юмор, который не сильно завязан на возрасте. Человеку может быть и 20, и 30, и 70, и даже 100 лет, и он так и не догонит, почему те или иные вещи становятся смешными. А маленькие дети, даже не понимая, в чем именно юмор тех или иных моментов, тем не менее понимают и считывают то, что это смешно.

­- Будем ждать книжку с большим нетерпением! В этом году выходит фильм «Лига справедливости», куда собрали Бэтмена, Супермена и других известных супергероев. А если бы вы набирали кого-нибудь в команду Аркадия Паровозова, кто бы это мог быть?

Здесь есть одно важное отличие. Как правило, вышеперечисленные комиксовые персонажи имеют некое альтер эго, которое часто тянет их куда-то в пучины темной стороны бытия. Вот у Аркадия Паровозова эта сторона отсутствует. Он абсолютно весь солнечный, лучистый, положительный со всех сторон. Поэтому, я думаю, что он справится один.

10 САМЫХ РАСПРОСТРАНЕННЫХ ДЕТСКИХ ОПАСНОСТЕЙ

­ - А какие у вас любимые мультфильмы?

Я вообще люблю мультфильмы. Для меня с детства это высшее проявление творческого процесса, высшее достижение искусства, и я по сей день считаю именно так. Поэтому я обожаю фильмы Хаяо Миядзаки. По моему ощущению это настолько высоко поднятая планка, к которой пока еще, к сожалению, никто даже не приблизился. Потому что это высочайшее мастерство плюс высочайшая духовность.

­ — А какой из них вам нравится больше всего?

Больше всего мне нравится сам Хаяо Миядзаки.

­- А вы не слышали про Томма Мура? Его тоже сравнивают с Миядзаки, это мультфильмы «Песнь моря» и «Тайна Келлс».

Это прекрасные работы, конечно. Очень радует, что они есть. И огорчает, что их, может быть, недостаточно много. К сожалению, приходится выискивать и вспоминать. Это штучные вещи. Еще можно вспомнить, допустим, «Трио из Бельвилля» — тоже продукт высочайшего качества и мастерства. Сюда же и пиксаровские полнометражные фильмы, по крайней мере ранние их работы. В которых действительно было очень много смысла и глубины.

­ — На каких мультфильмах росли ваши дети? Они разделяют ваш взгляд на высокую анимацию, или смотрят что-то более популярное?

В известном смысле да. То есть я по мере сил приучал их и к кинематографу, и к аниматографу к тому, который был мне близок и симпатичен. Поэтому мой младший сын точно так же с большим удовольствием смотрел Миядзаки, и «Принцессу Мононоке» пересмотрел, наверное, раз пятнадцать. Это уже по внутреннему позыву, потому что хотел. Но при всем при этом с одним удовольствием смотрел «Губку Боба», и «Симпсонов», и при всем при этом очень любит «Ниндзя Черепашек». Тут уж ничего не попишешь.

ХАЯО МИЯДЗАКИ ДЛЯ САМЫХ МАЛЕНЬКИХ

­­- И возвращаясь к книге — скажите, какие правильные правила есть в вашей семье?

Я очень занудный человек в этом смысле, и моим детям живется в данном случае непросто. Потому что я действительно соблюдаю те правила, которые декларирую. Нельзя требовать от кого бы то ни было соблюдения каких-то норм и правил, в том числе и законов, если ты сам переходишь дорогу на красный свет. Для меня это самое правильное правило. Поэтому да, я перехожу по пешеходному переходу, и да, только на зеленый свет.

 

Интересное по теме:
Тест: какой мультсериал длиннее
Интервью с создателями «Ми-ми-мишек», «Сказочного патруля» и «Деревяшек»

Дата публикации:
Источник: Tlum.Ru
Читайте также
Новости партнеров